Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

аргентина

малюнки

этюды

1.
по ком звонит сегодня телефон
снимаю: там безлюдно и тревожно
как кошки-мышки снайпер или вор
скрипящий половицей осторожно
там чеховской струною на весу
застыло оглушительно и зримо
то был дракон в сухом лесу
иль Глас-молчащего-в-пустыне
я как положено исчез
как всякий кто хоть раз услышал
там дышит дозвонившись лес
и дерево там рушится на крыши
а может то кивнули небеса
мол, не тужи, привет, позвоним снова
с окраины вселенной голоса
услышишь в телефоне отключённом

2.
дожди пришли как навсегда
с афишкою "сезон дождей"
гребёт полупустой трамвай
по территории ничьей
вагончик осени - везёт
старается - в окошко пялься
укутан в мокрое Язон
торчат из рукавицы пальцы
на остановке встреть меня
зимою так тепло бывает
в своё гнездо неси, обняв
там в чайнике вода живая


Думал во сне, что явь - это сон, явь - это навь, а что такое Явь, мы не представляем даже и приблизительно.
То есть, Явь совершенно отличается от наших ЛЮБЫХ представлений. "Бог - это совершенно не то, что мы о нём думаем".

Тут поменял е-мейл в инфо... комментарии приходят уже в надлежащем виде, а то была полная каша.
аргентина

два года назад-3

Импровизация (спиричуэлс)


15:57 13.03.03
Как всхлипывает тихонько джаз; маленький джаз;
Я -- это я; сегодня я сам для себя;
я сижу в этом кафе и чувствую у себя в ладони чашечку кофе.
Крохотный африканский птенец -- чашечка кофе.
Я баюкаю пташку в ладони.
Я один, а завтра, быть может, если мне повезёт,
я приду сюда с ней; а сегодня я здесь один.
Какая удача, Боже, какая удача:
два пирожка и кофе в нормальном кафе.
На улице -- мартовская метель, мартовская капель;
прохладный джаз, и в нём, будто крошечки сахара,
будто песчинки перца -- горячие люди.
Джаз города отстранён, а люди -- такие нервные, боже мой.
Мы так напряжены, Господи.
Люди-люди. Знаете, люди, знаете.
Огромное небо, огромный Джа.
Прохладное настроение.
Беспредельный Джа баюкает в ладони чашечку
крепкого чёрного города. Ради Бога.
Ради Бога, не суетитесь.
Небо вокруг, а мы...
В маленьком городе струится прохладный джаз;
холодный, холодный джаз, и горячий кофе.
И хорошо.
Всхлипывает чистыми-чистыми слёзками джаз,
и чуть-чуть его жалко.
Когда плачешь, услышав песню -- это чистые слёзки.

18:11 13.03.03
Я один здесь, совсем один --
в этом небе и в этом городе. Люди вокруг.
Внутри себя я один.
Кофий легонько, страстно, нежно и горько
целует в губы.
Чёрная девочка. Белый город.
Она касается своей ладошкой моей спины:
ла-ла-ла; ла-ла-ла;
без смысла, тепло; мимолётный массажик.
Моллюски звуков; пташка прикосновенья;
бессмысленные дары.
Она садится напротив, смотрит в глаза.
Кладёт ладонь сверху на мою руку.
-- Всё ничего, -- говорит. --
Плачь или не плачь -- всё хорошо.
Всё уже обошлось.
А остальное -- только небольшие недоразумения.
То есть, она просто гладит мне молча руку.

Мы выходим на улицу, и моя девочка говорит:
-- Жизнь -- это кейф. Согласен?
Я говорю:
-- В жизни нет никакого кейфа.
Однако, мне так нравится смотреть на тебя,
когда ты сидишь на полу у стены,
бессмысленно напевая,
слегка отбивая ритм.
А когда тебе что-то не нравится -- ты просто уходишь.
Мне нравится тобой обладать в постели,
потому что это похоже на любовь,
потому что это похоже на любовь
с целым необитаемым тропическим островом;
ты идёшь горячим песком, и прибой --
широкий, медленный, ритмичный прибой --
безучастно стирает твои следы.
Ты дышишь так, будто это бриз налетает на пальмы --
бриз, прилетевший с другого света; издалека, издалёка.
Бриз обнимает меня, огибает меня --
и уходит дальше своей дорогой.
Вечер стынет, и два тела, оставленные на берегу,
остывают и дышат в такт.
Девочка смеётся, показывает язык,
крепко обнимает меня за талию, увлекая
в мартовскую, обыденную капель.