Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

аргентина

два года назад-3

Импровизация (спиричуэлс)


15:57 13.03.03
Как всхлипывает тихонько джаз; маленький джаз;
Я -- это я; сегодня я сам для себя;
я сижу в этом кафе и чувствую у себя в ладони чашечку кофе.
Крохотный африканский птенец -- чашечка кофе.
Я баюкаю пташку в ладони.
Я один, а завтра, быть может, если мне повезёт,
я приду сюда с ней; а сегодня я здесь один.
Какая удача, Боже, какая удача:
два пирожка и кофе в нормальном кафе.
На улице -- мартовская метель, мартовская капель;
прохладный джаз, и в нём, будто крошечки сахара,
будто песчинки перца -- горячие люди.
Джаз города отстранён, а люди -- такие нервные, боже мой.
Мы так напряжены, Господи.
Люди-люди. Знаете, люди, знаете.
Огромное небо, огромный Джа.
Прохладное настроение.
Беспредельный Джа баюкает в ладони чашечку
крепкого чёрного города. Ради Бога.
Ради Бога, не суетитесь.
Небо вокруг, а мы...
В маленьком городе струится прохладный джаз;
холодный, холодный джаз, и горячий кофе.
И хорошо.
Всхлипывает чистыми-чистыми слёзками джаз,
и чуть-чуть его жалко.
Когда плачешь, услышав песню -- это чистые слёзки.

18:11 13.03.03
Я один здесь, совсем один --
в этом небе и в этом городе. Люди вокруг.
Внутри себя я один.
Кофий легонько, страстно, нежно и горько
целует в губы.
Чёрная девочка. Белый город.
Она касается своей ладошкой моей спины:
ла-ла-ла; ла-ла-ла;
без смысла, тепло; мимолётный массажик.
Моллюски звуков; пташка прикосновенья;
бессмысленные дары.
Она садится напротив, смотрит в глаза.
Кладёт ладонь сверху на мою руку.
-- Всё ничего, -- говорит. --
Плачь или не плачь -- всё хорошо.
Всё уже обошлось.
А остальное -- только небольшие недоразумения.
То есть, она просто гладит мне молча руку.

Мы выходим на улицу, и моя девочка говорит:
-- Жизнь -- это кейф. Согласен?
Я говорю:
-- В жизни нет никакого кейфа.
Однако, мне так нравится смотреть на тебя,
когда ты сидишь на полу у стены,
бессмысленно напевая,
слегка отбивая ритм.
А когда тебе что-то не нравится -- ты просто уходишь.
Мне нравится тобой обладать в постели,
потому что это похоже на любовь,
потому что это похоже на любовь
с целым необитаемым тропическим островом;
ты идёшь горячим песком, и прибой --
широкий, медленный, ритмичный прибой --
безучастно стирает твои следы.
Ты дышишь так, будто это бриз налетает на пальмы --
бриз, прилетевший с другого света; издалека, издалёка.
Бриз обнимает меня, огибает меня --
и уходит дальше своей дорогой.
Вечер стынет, и два тела, оставленные на берегу,
остывают и дышат в такт.
Девочка смеётся, показывает язык,
крепко обнимает меня за талию, увлекая
в мартовскую, обыденную капель.
аргентина

дубль два (рефрен)

Дубль два (рефрен)

Сегодня инет меня почему-то выкинул в самый разгар журнальных заметок. Попробую повторить.

Читал ночью Ошо в бессоннице. «Заметки сумасшедшего». Очень тронут. Он в них совершенно безумен, и лучше, чем когда-либо.
У меня есть Ошо дзэнский портрет. Очень напряжный. Такой Ошо с палкой. «Я себя под Раджнишем чищу, чтобы плыть в медитацию дальше». А теперь я хочу ещё и другой портрет. Безумный Ошо. Ошо на базаре с бутылкой вина. Ошо в тот момент, когда он говорит, что он больше не просветлённый.

Однажды Флай позвала меня на Пасху к девушке, которую я видел раз в жизни. Это 94 год, первое мая. Я пришёл первым, и мы с хозяйкой, Леной, стали чистить картошку. И она мне говорит: ты чего такой кришнамурти? Пришли ещё двое её друзей, и мы пошли ночью в церковь. Пришла Флай под-шафе. Крестный ход, и мы с Флай идём последними, и она под шафе. Прохожие идут со свечами по улице. Жарили курицу, выпивали. Под утро мы с Флай долго играли руками: она мне не разрешала трогать ничего, кроме рук, и у неё на плече спал пьяный друг. Утром я собрался уходить вместе с Флай, а Лена говорит: а вы не можете уйти поодиночке? Конечно, можем – и я остался, и мы принялись с ней болтать обо всём. И она говорит: насколько ты лучше, когда болтаешь. Говорит: суфии – это психи, как приятно познакомиться с ещё одним психом. Вот Флай, говорит, тоже псих, и ещё какой. Она это в общем смысле – и я в общем смысле. Я придумал определение: пси – чтобы убрать медицинский контекст. Суфии в общем смысле – это просто психоделичные люди, которые любят людей и среди людей остаются. А я люблю трёп, кухонные посиделки, не люблю говорить серьёзно. Я бы вообще не говорил серьёзно. Флай нравилось со мной обниматься, мне тоже. Где Вы?
Спустя неделю, пели всю ночь вчетвером на кухне БГ, тексты брали из книжки. Бродили ранним утром по Ботсаду, тоже пели отрядные песни…

Тогда же мне снился сон: я должен подойти к телефону, и на мне – голова Ошо. Я должен по телефону за него ответить. И тут я понимаю, что я – не он. Не в смысле, что я, там, недостоин, а просто острое ощущение, что я – это я, другой.

А кто я?

Один из моих «коанов»: Абу Силг: «Сумасшедший обязан быть весёлым, иначе он – псих». Я не хочу быть психом, у меня есть психотическая сторона. Психотичность – это серьёзность, преувеличенность. А я знаю, что такое внутренняя улыбка – не лингвистическое чувство юмора, а вот телесное чувство юмора… Если весёлый сумасшедший значит юродивый, я не хочу тоже. Достаточно. Но если, по Игорю, это значит быть до последнего нейрона самим собой – я для себя другой альтернативы вовсе не вижу. Да, да. Но кто я? Collapse )